Безопасный труд

     в  Полоцком  регионе

         Сайт твоей безопасности

       Поводом прокомментировать ещё одно расследование несчастного случая, стал такой момент, что при проведении специального расследования н/с на производстве чётко проявляется, как одни лица, участвующие в расследовании  не идут на сделку со своей совестью,  будь то личные амбиции или интерес Департамента государственной инспекции труда, а другие даже не пытаются оставаться людьми.

Не случайно вспомнил о предстоящем праздновании Дня победы в ВОВ и о том времени, когда предательство позволяло выжить и уцелеть в лихой мясорубке.   Человек шёл служить в полицию по разным причинам: ненависть к советской власти, желание просто выжить любой ценой, но были и такие люди, у которых не оставалось другого выхода из боязни потерять любимых, родных тебе людей и приходилось таким образом жертвовать собой. Но то была война и такова была сделка со своей совестью – позволить выжить своим. Когда сейчас, анализируя заключения инспекторов труда, проводивших расследования, я спрашиваю себя, что угрожало им, когда при выявлении причин и определении лиц, допустивших нарушения, то, что было положено в основу расследования – не совсем соответствовало тем обстоятельствам при которых произошёл несчастный случай. Почему инспектор «отказывается» от своей независимости при расследовании.  У меня нет мыслей, что делать «определённые» выводы, инспектору труда приходилось под прицелом оружия. Всё намного проще, не надо никого брать в заложники, заниматься шантажом или подкупом, мы сами опустились до такого состояния, когда нам требуется только одно – сохранять уровень своего комфорта и не важно какими способами. Главное удержаться руками, зубами. Где надо забыть, пропустить, не заметить, что надо переписать, так как «надо». Министерству труда и социальной защиты  следовало бы пересмотреть не только государственную политику в области охраны труда, но и решить кадровый вопрос, в котором наличие совести государственного инспектора будет не просто набором букв.  

Сижу перед монитором, читаю. 30 листов текста 14 шрифтом – большое глубоководное расследование, в смысле – много «воды налито». Не буду публиковать весь материал, а только наиболее интересные моменты этого расследования, чтобы читатель понял суть дела. Мои комментарии выделены курсивом и жирным шрифтом.  Итак, возвращаемся в 1 февраля 2015 года, электрогазосварщик 4-го разряда филиала «Строительное управление №116» ОАО  «Строительный трест №8» выполняет работы в Новополоцке на  объекте «ОАО «Нафтан». Строительство установки замедленного коксования нефтяных остатков».

 

Во время второго перерасследования инспектор труда изучил и выявил отдельные недостатки в организации работы по охране труда. «Вместе с тем в филиале имеют место случаи инструктирования, работников не по всем необходимым инструкциям по охране труда в зависимости от профессии работников и видов выполняемых ими работ.

 Так например, пострадавший электрогазосварщик инструктажи по охране труда проходил по инструкции по охране труда для электросварщика, а  не по инструкции по охране труда для электрогазосварщика (только проходил проверку знаний по вопросам охраны труда в объеме данной инструкции).

Вместе с тем в отдельных инструкциях по охране труда отражены не все требования предусмотренные Инструкцией о порядке разработки и принятия локальных нормативных правовых актов, содержащих требования по охране труда для профессий и (или) отдельных видов работ (услуг). Так при проведении потерпевшему инструктажей по охране труда в Рабочем журнале по охране труда не отражена инструкция по охране труда для электрогазосварщика (инструктировался по инструкции по охране труда для электросварщика)». Здесь мне непонятно – а какие всё-таки требования не отражены в инструкции какой там - электрогазосварщика или электросварщика).

Читаю далее «работники обеспечиваются спецодеждой, спецобувью и другими средствами индивидуальной защиты, согласно установленным нормам.

Вместе с тем при проведении перерасследования установлены случаи  отсутствия документов, подтверждающих обеспечение работников средствами индивидуальной защиты в полном объеме в соответствии с установленными нормами. Так не предъявлены документы, подтверждающие выдачу потерпевшему белья нательного, рукавиц брезентовых с крагами, подшлемника зимнего, перчаток зимних двухпалых и др.» (Продолжаю развивать мысль – если Департамент будет и всегда так беспристрастен в вопросах обеспечения СИЗ всеми предприятиями республики, а именно белья нательного для сварщиков, то боюсь, что весенне-полевые работы в агропромышленном комплексе могут завершиться даже не начавшись)

Возвращаемся к строительному объекту который «представляет собой монолитное железобетонное сооружение размерами 26,5м х 36,0 м, состоящее из монолитных  железобетонных колонн, а также из монолитных железобетонных балок.

Место, где произошел несчастный случай, расположено в осях PR22-PR23 и PRH - PRG, где установлена опорная система DOKAStaxo 100.

На стойки опорной системы уложены опорные ригеля длиной 3 м. На опорные ригеля уложенные щиты опалубки толщиной 0,12 м, на которые уложен связанный арматурный каркас, за который в верхней части имеется возможность крепления карабина предохранительного пояса.

Высота опалубки от уровня деревянного настила 1,42 м. По краям каркаса установлены вертикальные щиты опалубки толщиной 0,12 м. и высотой 1,0 м, раскрепленные между собой с помощью деревянных брусьев и стянутые между собой стяжными болтами.

        По объяснениям свидетеля несчастного случая – плотника, в день несчастного случая 01.02.2015 мастер поручил ему и потерпевшему - электрогазосварщику  производить работы по выравниванию закладных деталей и крепление их к каркасу балки путем приваривания».

        Плотник поднялся на каркас балки, а электрогазосварщик при помощи монтировки начал производить работы по выравниванию закладной, находясь при этом на настиле лесов на отметке +11,7м. Как далее пояснил плотник, подойдя к месту, где имелся выступ (горизонтальный щит опалубки в том месте был уложен перевёрнутым в его горизонтальной оси на угол 90º (это вообще как?), таким образом, что получился небольшой выступ по сравнению с ранее уложенными щитами, при этом поверхность опалубки на которой находился электрогазосварщик   была расположена на 10-15 см. выше уровня настила лесов), электрогазосварщик поднялся на данный щит и приступил к выполнению работы по выравниванию закладной.

         Со слов плотника при выполнении работы по выравниванию закладной электрогазосварщик заложил монтировку (длиной около 70-75 см. круглого сечения) между арматурой каркаса и закладной и начал перемещать (тянуть) монтировку на себя, чтобы переместить закладную ближе к центру балки.  Сам плотник в это время находился справой от электрогазосварщика   стороны на каркасе и наблюдал за перемещением закладной.

        В процессе выполнения работы по выравниванию закладной детали, край монтировки выскочил из-под закладной, и электрогазосварщик  по инерции начал перемещаться назад, после чего упал вниз. Каким именно образом это произошло, свидетель несчастного случая пояснить не смог. С его слов, когда электрогазосварщик  упал на ограждение, он перевалился через верхнюю планку защитного ограждения, после чего доска полетела вниз за ним.

Прибывшие в течение 15 минут на место происшествия работники скорой медицинской помощи констатировали факт биологической смерти, которая наступила от тупой травмы головы и грудной клетки. В момент несчастного случая погибший был трезв.

При изучении вопроса о наименовании профессии, по которой был трудоустроен в филиал СУ-116 потерпевший и возможности допуска потерпевшего к выполнению работ по установке закладных деталей на строительном объекте в зависимости от имеющейся у него квалификации, установлено, что фактический состав исполнителей работ (электрогазосварщик 4 разряда и плотник) не соответствовали составу исполнителей работ, определенному ТК (электросварщик 4 разряда, плотник 3 разряда).

Исходя из вышесказанного потерпевший не должен был допускаться к выполнению работ по установке закладных деталей на данном рабочем месте, вследствие несоответствия имеющегося у него разряда с установленным ЕТКС для выполнения данного вида работ. Исходя из вышесказанного профессия по которой был допущен погибший, могла влиять только на качество выполняемой им работы,  но никак на причину падения его с высоты. Если еще не поняли сформулирую вопрос по-другому – имел ли погибший право находиться на отметке +11,7м с которой произошло его падение?

«При рассмотрении вопросов качества разработки технологической документации установлено следующее.

Технологическая документация на производство работ на объекте разработана на основании технических нормативно-правовых актов, в том числе ТКП 45-1.01-159-2009 «Технологическая документация при производстве строительно-монтажных работ. Состав, порядок, разработка, согласования и утверждения технологических карт», а так же на основании технологического процесса, разработанного компанией «FOSTERWHEELERIBERIA. S.A.U».

В соответствии с требованиями технологической документации (ТК -  раздел «монтаж закладных изделий») все работы по устройству закладных изделий, при армировании колонн и балок, необходимо производить с настила, уложенного по опорным ригелям WS фирмы Doka, либо с опорных лесов Staxo в случае армирования колонн. При этом, работники обязаны применять предохранительные пояса(выделено мной). Карабин предохранительного пояса крепить к верхнему поясу армокаркаса балок, при условии, что каркас установлен полностью, не зависимо от наличия страховочного (защитного) ограждения в местах производства работ.

Вместе с тем, для защиты работников от падения с высоты, основным средством защиты конкретно в данном случае будет являться именно защитное ограждение  рабочего настила, так как именно оно будет защищать работников не только при производстве работ, но и при их передвижении по рабочему настилу, вследствие того, что канат для крепления карабина предохранительного пояса на месте производства работ натянут не был,  а перемещаться, постоянно закрепляя и снимая  карабин за арматуру каркаса при установленных обстоятельствах (размер арматуры каркаса и его конструкция) будет затруднительно.

Таким образом, применение предохранительных поясов является лишь дополнительной мерой защиты.»   О как! Наниматель в проекте производства работ прописывает ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ применение предохранительного пояса, а инспектор труда считает, что эта мера в данном случае излишняя.

«При изучении вопроса необходимости выдачи наряда-допуска на выполнение работы, при которой произошел несчастный случай, в зависимости от условий труда, имевших место на рабочем месте установлено следующее:

Таким образом, конкретно в данном случае при предусмотренных в технологической документации и имевших место на момент несчастного случая мероприятиях по организации работ, обязательного оформления наряда-допуска на выполнение работы по монтажу закладных деталей в соответствии с установленными нормами законодательства не требовалось, так как для защиты работников от падения с высоты кроме установки защитного ограждения, которое должно защитить работников от воздействия данного опасного производственного фактора (вероятность падения с высоты) технологической документацией было дополнительно предусмотрено применение работниками предохранительных поясов.» И здесь инспектор подменяет реальное на желаемое – в технической документации нет сведений, что применение работниками предохранительных поясов считается дополнительным решением обеспечения их безопасности.

 «В связи с тем, что работы, выполняемые потерпевшим непосредственно перед несчастным случаем не относятся к работам на высоте (так как потерпевший не находился на расстоянии менее 2-х метров от не огражденного перепада по высоте 1,3 метра и более), а на рабочем настиле имелись в наличии защитные ограждения, которые должны были обеспечить безопасное производство работ.» Здесь мысль обрывается!

С учётом выше (т.е. с учётом настолько глубокой мысли, что придать её законченную форму в письменном виде не представилось возможным) изложенного конкретно в данном случае в применении предохранительного пояса, также как и в выдаче наряда-допуска на данные работы нет необходимости. (Картина Репина «Приплыли» – всю ночь гребли, а лодку отвязать забыли. Наниматель обязывает применять пояс как обязательное условие, а инспектор считает, что имеет право усомниться в необходимости применения предохранительного пояса. Напомню, что речь идёт о предохранительном поясе, а не о Слуцких поясах)

«Проведением повторного перерасследования установлено, что непосредственно перед падением электрогазосварщик находился на горизонтально уложенном опалубочном щите, поверхность которого расположена на высоте 0,42 м от уровня рабочего настила лесов, а не на вертикально установленном (как было определено при проведении первоначального расследования несчастного случая) и, следовательно, потерпевший не находился выше уровня верхней планки защитного ограждения(1,03м).

Таким образом, высота защитного ограждения рабочего настила лесов, вследствие нахождения работника на горизонтально уложенном опалубочном щите, уменьшилась по отношению к потерпевшему (стоящему на щите) на величину 0,42 метра  и соответственно составила 0,7 метра.» (Инспектору необходимо найти любые зацепки, чтобы не указывать на то, что погибший нарушил требования ППР и инструкции по охране труда лично сам в первую очередь).

Свидетель несчастного случая «пояснил и неоднократно подтвердил факт того, что потерпевший непосредственно перед падением находился именно на горизонтально уложенном щите опалубки, а не на верхней части вертикально установленного опалубочного щита.В своих объяснениях тот пояснил, что электрогазосварщик «упал на ограждение и перевалился через верхнюю планку защитного ограждения, после чего доска полетела вниз за ним.» (Даже свидетель подтверждает тот факт, что погибший не находился на рабочем настиле лесов, а именно в том случае для защиты служит перильное (боковое) ограждение лесов. Во всех иных ситуациях – оно фактически не может выполнять на 100% своих защитных функций. Но то, что понятно любому специалисту, связанному со строительной деятельностью, становится трудным для понимания работникам Департамента госинспекции труда?!)

«Таким образом, доска перильного ограждения выскочила из скоб (в металлических стойках), в которых она была установлена, после контакта с потерпевшим. 

В связи с тем, что доска защитного ограждения была обнаружена лежащей на земле (вылетела из места её установки из скоб), можно сделать вывод о том, что крепление элементов защитного ограждения (в случае его наличия) было не надежным, либо доска не была закреплена в скобах(О какой надежности делается вывод, если в самом начале свидетель случая утверждал, что потерпевший лег на планку, а потом перевалился за неё. Посмотрите на фото как выгнуло место крепления доски на вертикальной стойке)

«При проведении повторного перерасследования достоверно установить каким именно образом произошло падение потерпевшего (упал непосредственно с опалубочного щита, на котором он находился в момент выполнения работы, либо при перемещении по инерции назад в сторону защитного ограждения (после выскакивания монтировки из-под закладной) наступил на поверхность рабочего настила лесов и с него перевалившись через ограждение, упал вниз),  а также каким образом были уложены доски перильного ограждения в скобы металлических стоек непосредственно в день несчастного случая, в связи с отсутствием достоверно подтверждающих фактов или объяснений не представляется возможным.» (Инспектор опять пытается уйти от нарушений самим погибшим требований безопасности) 

«В случае если бы конструкция защитного ограждения рабочего настила лесов соответствовала требованиям НПА, ТНПА, (в части применения соответствующих видов стоек и способа крепления планок к стойкам) или планка защитного ограждения в месте её установки в момент несчастного случая после контакта работника с ограждением осталась бы на месте, то можно было бы утверждать, что защитное ограждение установленное в месте падения выполняло свою защитную функцию.» (А я скажу так: защитное ограждение установленное в месте падения, в случае его надёжного закрепления, выполняло свою защитную функцию, только если бы работник находился на рабочем настиле лесов, а не падал на неё сверху. В противном случае при его падении он всё равно упал бы за неё, но защитное ограждение осталось бы на месте, не выполнив, по понятным причинам, своих защитных функций).

Таким образом, на момент несчастного случая элемент защитного ограждения, вероятно, не соответствовал требованиям ГОСТ 12.4.059-89  «Система стандартов безопасности труда. Строительство. Ограждения предохранительные инвентарные. Общие технические условия», планки ограждения были закреплены не надежно (либо вовсе не закреплены), а само защитное ограждение как следствие не выполняло своих функций. (Не корректно строится утверждение – «таким образом» не стыкуется с «вероятно»).

Заключение размыто,  постоянно присутствуют словосочетания «достоверные сведения отсутствуют», «достоверно установить факт не представляется возможным». Зато инспектор установил, что «в день несчастного случая,  перед допуском работников к выполнению работ  не должным образом был проведен осмотр рабочих мест (в частности состояние защитного ограждения), так как факт ненадежности защитного ограждения подтвержден фактом выпадения планки из скоб металлических стоек после контакта с ней потерпевшего и то, что планка осталась целой после контакта.» На вопрос, каким образом должен был проводиться осмотр лесов на ВСЕЙ установке мастером, чтобы исключить ВСЕ факты ненадёжности, инспекция труда ответа не даёт.

«При проведении повторного перерасследования изучался вопрос соответствия рабочего места потерпевшего эргономическим требованиям и удобству выполнения работающим движений и действий (в соответствии с требованиями п.106 Межотраслевых общих правил по охране труда, утвержденных постановлением Минтруда и соцзащиты от 3 июня 2003 г. № 70 и  ГОСТ 12.2.033-78 «Система стандартов безопасности труда. Рабочее место при выполнении работ стоя. Общие эргономические требования» далее ГОСТ 12.2.033-78) с определением возможности выполнения работ по выравниванию и закреплению закладной детали, с рабочего настила лесов, закрепившись при этом карабином предохранительного пояса за арматуру каркаса балки, при имевших место на момент несчастного случая условиях на рабочем месте.»

        При проведении расследования брат потерпевшего, участвующий в проведении перерасследования указал на то, что незадолго до несчастного случая ему звонил погибший и жаловался на неудобство в выполнении данной работы. (Министерство труда и соцзащиты уже близко к тому, чтобы все работы категорировать на удобные и неудобные).

        При проведении перерасследования определялась также и возможность закрепления карабина предохранительного пояса к арматуре каркаса балки в зависимости от геометрических размеров арматуры и зева карабина предохранительного пояса, а также условий, имевших место на рабочем месте, в результате чего установлены следующие факты.

          В целях всестороннего рассмотрения данного вопроса  30.07.2015 произведен ещё один дополнительный осмотр места несчастного случая с определением возможности закрепления карабина предохранительного пояса к арматуре каркаса балки в зависимости от размеров  арматуры каркаса (её диаметр), конструкции каркаса и размеров карабина предохранительного пояса.

При проведении осмотра путем опробования установлено, что закрепление карабина предохранительного пояса к арматуре диаметром 25 мм невозможно в связи с ограниченным размером зева карабина предохранительного пояса (арматура не проходит по размеру в зев карабина

Закрепление карабина предохранительного пояса возможно лишь за хомуты диаметром 12 мм, закрепленные по всей длине арматурного каркаса балки через каждые 200 мм.

 Кроме этого при первоначальном проведении осмотра места происшествия наличие каната для закрепления предохранительного пояса не зафиксировано, что подтверждается также и объяснениями плотника, который в своих объяснениях пояснил, что канат для крепления карабина предохранительного пояса на рабочем месте в день несчастного случая натянут не был. В связи с этим, с его слов, приходилось периодически отстегиваться и пристегиваться (за арматуру каркаса балки), что указывает на возможные неудобства выполнения работы, обусловленные наличием необходимости неоднократного проведения манипуляций с карабином предохранительного пояса (пристегнуть - отстегнуть) в процессе выполнения работы, в связи с чем потерпевший и не закреплял карабин предохранительного пояса за арматуру каркаса при наличии защитного ограждения в месте выполнения работы.

 

Причины несчастного случая 

1.                Не достаточная надежность защитного ограждения на рабочем месте в осях  PR22, «PRH»-«PRG» (второстепенная балка) на строительном объекте: «ОАО «Нафтан». Строительство установки замедленного коксования нефтяных остатков», выразившаяся в не надежном закреплении планки перильного ограждения в скобах металлических стоек (по внешнему виду не соответствующих стойкам, определенным в ППР) защитного ограждения, которая выскочила из скоб после контакта с потерпевшим;                                                                           

2.                Невыполнение руководителями и специалистами обязанностей по охране труда, выразившееся в допуске к применению на рабочем месте в осях  PR22, «PRH»-«PRG» (второстепенная балка) на строительном объекте: «ОАО «Нафтан». Строительство установки замедленного коксования нефтяных остатков», лесов оборудованных защитным ограждением рабочего настила, планки которого были не надежно закреплены в скобах металлических стоек (по виду не соответствующих стойкам определенным в ППР), в результате чего ограждение не выполняло своих функций (планка защитного ограждения выскочила из скоб после контакта с потерпевшим), что могло способствовать падению потерпевшего с высоты                                                                           

3.                Нарушение требований технологической документации при организации работы по установке закладных деталей в осях  PR22, «PRH»-«PRG» (второстепенная балка) на строительном объекте: «ОАО «Нафтан». Строительство установки замедленного коксования нефтяных остатков», выразившееся в допуске на рабочее место звена исполнителей работ не в соответствии с требованиями Операционной карты на строительство монолитных сооружений на объекте ОАО «Нафтан»» наименование операции: «установка закладных деталей», в результате чего на рабочее место был допущен потерпевший Ковалевский М.С., работающий по профессии электрогазосварщик 4 разряда, (при определенной технологической документацией профессии электросварщик 4 разряда), не имеющий разряда, необходимого для выполнения работ по ручной сварке строительных конструкций (в том числе, и сварку арматуры несущих железобетонных конструкций (фундаменты, колонны, перекрытия и др.)).                                                                         

Лица, допустившие нарушения законодательства о труде и охране труда

1.           Мастер филиала «Строительное управление №116» ОАО «Строительный трест №8», который являясь ответственным  должностным лицом за обеспечение охраны труда и  безопасное производство строительно-монтажных работ на объекте «ОАО «Нафтан». Строительство установки замедленного коксования нефтяных остатков», в должностные обязанности которого входила организация безопасного ведения работ в соответствии с требованиями технологической документации, будучи обученным и прошедшим проверку знаний по вопросам охраны труда не учел всех требований нормативных правовых (в том числе технических нормативных правовых) актов по охране труда и технологической документации допустил нарушения требований по охране труда,  а именно:

 -  допустил 01.02.2015 на строительном объекте: «ОАО «Нафтан». Строительство установки замедленного коксования нефтяных остатков» к эксплуатации защитное ограждение  рабочего настила лесов на рабочем месте в осях  PR22, «PRH»-«PRG» (второстепенная балка) конструкция которого не соответствовала требованиям ГОСТ 12.4.059-89  «Система стандартов безопасности труда. Строительство. Ограждения предохранительные инвентарные. Общие технические условия», а именно: планки защитного ограждения были не надежно закреплены в скобах металлических стоек, в результате чего ограждение не выполняло своих функций (планка защитного ограждения выскочила из скоб после контакта с потерпевшим);

   - при организации работы по установке закладных деталей в осях  PR22, «PRH»-«PRG» (второстепенная балка) на строительном объекте: «ОАО «Нафтан». Строительство установки замедленного коксования нефтяных остатков», не учел требований технологической документации к составу исполнителей данной работы, в результате чего на рабочее место был допущен потерпевший, работающий по профессии электрогазосварщик 4 разряда, (при определенной технологической документацией профессии электросварщик 4 разряда), не имеющий необходимого разряда для выполнения работ по ручной сварке строительных конструкций (в том числе и сварку арматуры несущих железобетонных конструкций (фундаменты, колонны, перекрытия и др.)).

Тем самым допущены нарушения:

 п. 200 Межотраслевых общих правил по охране труда;

 п.п. 6.2.15   Технический кодекс установившейся практики ТКП 45-1.03-40-2006 (02250) «Безопасность труда в строительстве. Общие требования»;

   п.п. 61 Правил по охране труда при работе на высоте;

п.п.2.2.11  ГОСТ 12.4.059-89  «Система стандартов безопасности труда. Строительство. Ограждения предохранительные инвентарные. Общие технические условия»;

Требования к устройству защитных ограждений рабочих настилов лесов, отраженные в Проекте производства работ;

Требования Технологической карты на армирование колонн и балок отдельными стержнями с заготовкой, вязкой и сваркой сеток и закладных деталей в построечных условиях (№7,2013, «СУ-116», DFPI-DRW-CV-DM-0001);

Требования выпуска  02 Единого тарифно-квалификационного справочника работ и профессий рабочих,  утвержденного Постановлением Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь от 28.12.2000 № 160 (с изменениями и дополнениями), раздел «Сварочные работы» (характеристика выполняемых сварочных  работ в зависимости от профессий и разрядов)    

п.п. 3.22, 3.22.1, 3.22.2, 3.22.3, 3.24 Должностной инструкции мастера строительных и монтажных работ

2. Главный инженер филиала «Строительное управление №116» ОАО «Строительный трест №8», в должностные обязанности которого входит непосредственное руководство  работой по охране труда в филиале, обеспечение безопасных условий труда работающих, личное участие в приемке в эксплуатацию лесов высотой более 4 метров и утверждение соответствующих актов, будучи обученным и прошедшим проверку знаний по вопросам охраны труда не учел всех требований нормативных правовых (в том числе технических нормативных правовых) актов по охране труда и технологической документации допустил нарушения требований по охране труда,  а именно:

 -  утвердил Акт технической приемки в эксплуатацию лесов и других средств подмащивания от 26.01.2015 (с выездом на место и проведением осмотра), в соответствии с которым применяемые на строительном объекте: «ОАО «Нафтан». Строительство установки замедленного коксования нефтяных остатков» опорные леса DokaStaxo 100 с настилом и ограждениями, а также лестницами, в том числе и на рабочем месте погибшего  соответствуют требованиям правил охраны труда, техники безопасности и их эксплуатация разрешается с 26.01.2015.

 Тем самым допустил нарушения:

 п. 200 Межотраслевых общих правил по охране труда;

 п.п. 6.2.15, 8.4.15   Технический кодекс установившейся практики ТКП 45-1.03-40-2006 (02250) «Безопасность труда в строительстве. Общие требования»;

   п.п. 61 Правил по охране труда при работе на высоте;

п.п.2.2.11  ГОСТ 12.4.059-89  «Система стандартов безопасности труда. Строительство. Ограждения предохранительные инвентарные. Общие технические условия»;

Требования к устройству защитных ограждений рабочих настилов лесов, отраженные в Проекте производства работ;

          п.п. 3.19.2.1 (п.3.19.2), 3.19.3.1 (п.3.19.3), 3.19.6.2 (п. 3.19.6) Должностной инструкции главного инженера.

                                                                    

ЭПИЛОГ грустный

Из телефонного разговора представителя Департамента государственной инспекции труда с госинспектором труда, проводившим первое расследование несчастного случая.

- Госинспектор труда, проводивший расследование: «Я считаю, что работник обязан был выполнять требования ППР и технологической карты и применять предохранительный пояс в обязательном порядке»

 - Представитель Департамента: «Так что же я, по-вашему, находясь у себя дома на 8 этаже, когда есть стены тоже должна носить предохранительный пояс?!». 

Ценой вопроса задавался Игорь Жук

Услуги по охране труда

Safework picture

WorkSafe_Training_logo.jpg

Погода в регионе

pogoda.by

Статистика

Количество просмотров материалов
984053
Яндекс.Метрика

Наши партнеры

DMG Group
 © 2018 

 

Google c43c42093b98a9d7