Безопасный труд

     в  Полоцком  регионе

         Сайт твоей безопасности

        В рамках этой статьи мне хотелось бы заострить внимание не столько о расследовании несчастных случаев Департаментом госинспекции труда, сколько о том, какие внешние факторы влияют на ход самого расследования и к чему это приводит. О некоторых моментах расследования предлагаю въедливому читателю догадаться самому.

       Итак, напомню всем о несчастном случае со смертельным исходом, который произошел 19 ноября 2014 года с аппаратчиком подготовки сырья и отпуска полуфабрикатов и продукции завода «Полимир» ОАО «Нафтан» Асташонком С.Н. По окончании первого расследования в 2015 году заместителем начальника Полоцкой межрайонной инспекции труда Александром Жинем была сделана следующая причина несчастного случая: «Достоверно установить причины несчастного случая не представляется возможным». В связи с этим и лица, допустившие нарушения требований по охране труда  не установлены.      

        Опустим вопросы, связанные с денежной выплатой родственникам погибшего, при том, что это была одна из причин, по которой вдова погибшего подала в суд при не согласии с результатами расследования. Отвечаю на другой вопрос – каким образом специалисты инспекции труда «не смогли определить» причины несчастного случая.

        Я, на тот момент, являясь начальником Полоцкой межрайонной инспекции труда и уважая работу своих инспекторов, их независимость и объективность в оценке конкретных ситуаций которые могли стать причиной несчастных случаев, никогда не считал правильным и достойным руководителя навязывать и требовать от подчиненного, проводящего расследование,  «посмотреть на несчастный случай с другой стороны»  и, тем более, никогда не подкидывал «предложений» от которых «за версту плохо пахнет».  После окончания расследование заместителем начальника инспекции Александром Жинем было составлено заключение и направлено руководителю ОАО «Нафтан» для составления акта Н-1. В заключении на тот момент были указаны и причины несчастного случая и лица, допустившие нарушения требований по охране труда. Практически в это же время на рабочий телефон заместителя инспекции позвонили из Департамента и «попросили» проехать к ним для изучения и обсуждения некоторых моментов этого случая. Взяв командировку и выехав на следующий день в Минск Александр Жинь на себе ощутил всю полноту своей независимости как инспектора и «творческий подход» к определению «правильных причин» этого несчастного случая. Не берусь утверждать какой интерес был у самого т.Садовничего к этому делу (это относится к компетенции следственного органа), но факт остается фактом – Александр Жинь приехал из Минска с совершенно другими причинами этого случая. Именно с такими: «Достоверно установить причины несчастного случая не представляется возможным».  

         Работая с заместителем инспекции не один год и зная его как грамотного и объективного специалиста, я однозначно доверяю ему, а не словам т.Садовничего, о том, что инспектор независим в своей работе и никто не может давить на решения сотрудника Департамента. За свои слова такие люди как т.Садовничий никогда не отвечали, т.к. для того чтобы отвечать за свои слова необходимо уважение к себе в первую очередь.

        Поэтому после того как Александр Жинь  вынужден был изменить выводы в заключении по специальному расследованию  «под давлением внешних обстоятельств», состоялся суд по заявлению вдовы погибшего Асташонка С.Н.

        На суде, который отменил первоначальное заключение замначальника, выявились проблемы охраны труда намного глубже, которые не решаются, а растут как снежный ком не только на Полимире, но и в большинстве организаций республики. Эти проблемы заставили задуматься в правильном ли направлении мы движемся продвигая инновации в охране труда и реально ли она обеспечивает те условия, при которых труд будет действительно безопасным.  

         Уже в ходе судебного разбирательства были выявлены нарушения не только требований охраны труда. Работа по очистке внутренних поверхностей ёмкости от отложений полимера является работой по техническому обслуживанию оборудования. Наряд-допуск на подготовку рабочего места не составлялся, хотя в соответствии с требованиями инструкции ООТ-10 по охране труда при проведении ремонтных работ, работ по техническому обслуживанию оборудования он должен был быть оформлен.  Сама инструкция ООТ-10 по охране труда при проведении ремонтных работ, работ по техническому обслуживанию оборудования, фактически является локальным техническим нормативным правовым актом, но как инструкция по охране труда, она составлена с нарушениями, т.к. содержит требования, которые не относятся к требованиям охраны труда, выполняемым самими работающими.

При проведении повторного осмотра места происшествия 3 декабря 2014 года установлено, что «провод подсоединения переносного фонаря перекинут через балку усиления корпуса емкости, которая находится на расстоянии 70-100 см. от спусковой лестницы и на высоте около 1 м. Сам фонарь находится за балкой (от спусковой лестницы) усиления корпуса емкости, провод переносного фонаря вмерз в днище емкости. Учитывая, что люк-лаз имеет диаметр 45 см., опустить переносной фонарь в емкость, чтобы он находился в таком положении, не спускаясь в внутрь емкости, невозможно, т.е. для того, чтобы опустить фонарь, в то положение, в котором он был обнаружен, работник должен спуститься в люк-лаз и перекинуть фонарь через  балку усиления корпуса емкости».

По объяснениям от 15 сентября 2015 года  руководителя дежурной смены ПАСЧ №1 ПАСО №2 г.Новополоцка установлено, что вышеуказанный переносной фонарь при проведении им разведки по приезду к месту происшествия был подключен к электросети. После обнаружения данный фонарь был отключен от сети им лично.

Допрошенные в судебном заседании в качестве свидетеля работник РУП «СГ-транс», арендующего помещения на ОАО «Нафтан» суду показал, что 19.11.2014 с утра бригада вместе с погибшим аппаратчиком производила налив вагоноцистерн готовым продуктом. После, находясь в курилке, Асташонок С.Н. сообщил ему о том, что пойдет чистить емкость и что ранее он также чистил данную емкость, но не закончил работы по ее чистке, поскольку в ней была вода.

При обозрении в судебном заседании медицинской карты стационарного пациента №5446 Новополоцкой центральной городской больницы на имя Асташонка С.Н. в разделе «История болезни» указано: «На производстве при обработке в цистерне произошло возгорание. Пострадавший находился в цистерне в спецодежде и противогазе. Доставлен машиной СП в приемный покой», в разделе «Локальный статус» указано, что у Асташонка С.Н. имелись наложения копоти и оплавленной резины в области носа, ушных раковин, в разделе «Консилиум врачей» в анамнезе заболевания указано: «Травма на производстве. Чистил в противогазе емкость, где находился. Емкость воспламенилась». Так же допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей врачи Новополоцкой центральной городской больницы производившие осмотр Асташонка С.Н. 19.11.2014 непосредственно после доставки его в больницу, подтвердили сведения, изложенные в медицинской карте потерпевшего. Суду показали, что при осмотре Асташонок С.Н. пояснял, что в противогазе чистил емкость, внутри которой находился, емкость загорелась.

Со слов врачей, потерпевший Асташонок С.Н. на момент поступления в больницу находился в тяжелом состоянии, но он был в сознании и мог говорить (правильно отвечал на поставленные ему вопросы).

Также факт чистки потерпевшим емкости подтверждается и объяснениями фельдшера скорой помощи, подтвердившая, что во время доставки Асташонка С.Н. в больницу, он пояснил ей, что травмы получил во время проведения работ по чистке емкости, в которой находился.

В судебном заседании установлено, что подписи от имени Асташонка С.Н. в его личной карточке прохождения обучения за проведение повторного инструктажа 18.11.(10).2014 (имеются неоговоренные исправления в дате проведения инструктажа) и за проведение периодической проверки знаний 16.10.2014, а также в протоколе проверки знаний по вопросам охраны труда №24 от 16.10.2014 цеха №007 выполнены не Асташонком С.Н., а другим лицом с подражанием его подлинным подписям (заключение экспертизы, проведенной государственным экспертом отдела криминалистических экспертиз управления криминалистических экспертиз управления Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь по Витебской области).

В указанные, в личной карточке прохождения обучения и протоколе проверки знаний, дни - 16.10.2014, 18.10.2014 Асташонок С.Н. находился в отпуске (подтверждается данными табеля учета рабочего времени), и согласно объяснениям супруги, выезжал в Российскую Федерацию, 18.11.2014 - находился на выходном (подтверждается данными табеля учета рабочего времени), был дома.

Подытоживая всё вышесказанное – повторный инструктаж по вопросам охраны труда Асташонку С.Н. в установленные сроки (1 раз в полгода) проведен не был, проверка знаний по вопросам охраны труда 16.10.2014 у Асташонка С.Н. также не проводилась. При этом в нарушение требований ст. 49 Трудового кодекса Республики Беларусь и ст. 17 Закона Республики Беларусь «Об охране труда» Асташонок С.Н., не прошедший инструктаж и проверку знаний по вопросам охраны труда, был допущен 19.11.2014 к работе.

Работы по чистке емкости Е-1/1 согласно Перечню газоопасных работ по цеху 007 и инструкции № OOT-5 по охране труда при проведении газоопасных работ, должны производиться только на основании оформленного надлежащим образом наряда-допуска на проведение газоопасных работ с назначением ответственных за подготовительные работы и проведение работ, после выполнения полного необходимого комплекса подготовительных работ и анализа воздушной среды из емкости, с использованием соответствующих приборов и средств индивидуальной защиты (переносного газоанализатора, изолирующего шлангового противогаза) и в присутствии ответственного за проведение работ. Указанные требования к порядку проведения газоопасных работ при выполнении Асташонком С.Н. 19.11.2014 работ по чистке емкости Е-1/1 выполнены не были.

Таким образом, в ходе перерасследования установлены такие причины несчастного случая:

         1. Невыполнение руководителями и специалистами обязанностей по охране труда, выразившееся:

- в не оформлении лицом, имеющим право выдачи наряда-допуска на проведение работ повышенной опасности, обязанным осуществлять контроль и требовать неукоснительного соблюдения установленного порядка подготовки и проведения работ повышенной опасности наряда-допуска (на выполнение работ по чистке емкости от полимерных отложений), содержащего мероприятия по подготовке объекта к работам с повышенной опасностью, в том числе, проведение анализов воздушной среды в месте проведения работ,

- в допуске, лицом ответственным за обеспечение качественной подготовки и сдачи на участке рабочих мест, оборудования к проведению всех видов работ, в том числе работ повышенной опасности (ремонтных и т.д.), а так же соблюдение установленной последовательности и мер безопасности при выполнении этих работ в соответствии требованиями правил, норм, инструкций, положений, стандартов по вопросам охраны труда, пожарной и промышленной безопасности к выполнению работ с повышенной опасностью (чистка емкости от полимерных отложений), при отсутствии оформленной в установленном порядке документации на производство данных работ (наряда-допуска, акта-допуска, проекта производства работ и т.д.), без подготовки рабочих мест к проведению работ (без проведения анализов воздушной среды).

         2. Допуск работника к выполнению работ без проведения ему повторного инструктажа по вопросам охраны труда.

         3. Допуск работника к выполнению работ без проверки знаний по вопросам охраны труда.

 

       ЭПИЛОГ

       Мнение т.Садовничего  (ныне главный редактор журнала «Охрана труда и социальная защита»), навязанное инспектору труда при расследовании, о невозможности установления причин несчастного случая и лиц, допустивших нарушения требований законодательства об охране труда, было неверным – что было окончательно доказано в судебном порядке.    

       Что можно извлечь из всей этой истории? Своими «решениями, мнениями, пожеланиями и т.п.» такие садовничие, вынуждают более глубоко и детально обратить внимание на отсутствие в организациях порядка и механизма реализации действий, направленных на безопасность труда.

        На сегодняшний день не представляется возможным реально создать условия и сделать труд более безопасным по следующим причинам:       

1.     Чем больше страниц содержит инструкция по охране труда, тем хуже качество находящегося в ней материала и тем меньше желание у должностных лиц ознакамливать с ней работников, а у рабочих –  изучать её.

2.     Качество проведения инструктажей по охране труда обратно пропорционально количеству и объему информации содержащихся в инструкциях по охране труда, по которым проводится инструктаж.

3.     В абсолютном большинстве случаев знание работников инструкций по охране труда ограничивается сбором подписей в журнале инструктажа.

4.     Проверка знаний проводится также – постановка подписей в протоколах, потому что изучение билетов по вопросам охраны труда, как и подготовка по ним, абсолютно не подходит в качестве современного метода, позволяющего определить уровень знаний работником безопасных методов работы, которые он сможет применять на практике.

5.     Вследствие того, что в Департаменте госинспекции труда некоторые сотоварищи Садовничего вопят за тотальный контроль за работниками,  то работники сами никогда не смогут и не будут готовы безопасно трудиться и обеспечивать свою личную дисциплину. 

                                                                                                                                                                                        Игорь Жук

Услуги по охране труда

Safework picture

GSF4.jpg

Погода в регионе

pogoda.by

Статистика

Количество просмотров материалов
985266
Яндекс.Метрика

Наши партнеры

DMG Group
 © 2018 

 

Google c43c42093b98a9d7