Безопасный труд

     в  Полоцком  регионе

         Сайт твоей безопасности

Хотелось бы поговорить о расследовании несчастных случаев на производстве. Вопрос этот волнует работодателей, в последнее время, всё больше, потому что государственными органами, главным образом Министерством труда и социальной защиты Республики Беларусь (далее – Минтруда), принимаются меры, как они сами озвучивают, с целью облегчения процесса расследования, а это значит, что никому легче точно не будет. Обо всем по порядку.

14 августа 2015 г. было принято постановление Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь и Министерства здравоохранения Республики Беларусь № 51/94 «О документах, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Данный документ принят во исполнение пункта 2 постановления Совета Министров Республики Беларусь от 31 июля 2015 г. № 654 «О внесении дополнений и изменений в постановление Совета Министров Республики Беларусь от 15 января 2004 г. № 30» (далее – постановление № 654), которым внесены поправки в Правила расследования и учета несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее – Правила). Внесение дополнений и изменений, по словам разработчиков,  было обусловлено необходимостью решения вопросов, возникающих в процессе проведения расследований несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, а также с учетом судебной практики рассмотрения разногласий по данным вопросам.

Ну, изменения внесли, причем, далеко не в первый раз за последние годы, и ладно бы. Но в данном случае разработчики вошли в раж и их, что называется, понесло (нагрянуло вдохновение). Вот что они (Минтруда) говорят сами:

«Принятие постановления № 654 потребовало внесения дополнений и изменений в формы документов, необходимые для расследования и учета несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденные постановлением Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь и Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 27 января 2004 г. № 5/3, а также разработки и утверждения Инструкции о порядке заполнения, ведения и хранения документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее – Инструкция).

Принятие Инструкции было обусловлено тем, что организации зачастую испытывают трудности в правильном оформлении документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Так например, в 2014 году Департаментом государственной инспекции труда Минтруда и соцзащиты (далее – Департамент) организациям из-за допущенных нарушений при составлении было возвращено на пересоставление 126 актов о несчастных случаях на производстве формы Н-1 из 983 таких актов, составленных организациями,  или 12,8 процента от их общего количества. Кроме того, в 2014 году в Департамент поступило 139 обращений юридических лиц и 193 обращения граждан по вопросам расследования и учета несчастных случаев на производстве».

О как значит - принятие Инструкции было обусловлено тем, что организации (это мы) зачастую испытывают трудности.То есть, поможем вам глупеньким, а то, как же вы без нас. Мы вам трудности создаём, мы же вам и поможем с ними справится. А то кто же?

Не будем останавливаться на том, что в предыдущей редакции Правил (как, впрочем, и в новой)процедура возвращения на пересоставление  актов о несчастных случаях на производстве формы Н-1 не содержалась, эта тема отдельной статьи. Здесь же рассмотрим, насколько это возможно, постановление Министерства труда и социальной защиты и Министерства здравоохранения № 51/94 «О документах, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», которым:

 1. Установлены формы документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний;

2. Утверждена Инструкция о порядке заполнения, ведения и хранения документов, необходимых для расследования и учёта несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. 

Вот, мои дорогие, на требованиях этой инструкции и заострим внимание.

         Итак, у нас (нет! – у вас) произошел несчастный случай на производстве (ну, не дай бог, конечно, но чисто гипотетически). Что мы должны делать и как действовать, мы знаем из Правил, тут не сильно всё изменилось, за исключением пункта 44.

         О групповом несчастном случае, несчастном случае со смертельным исходом организация, страхователь - это мы, немедленно сообщаем в органы, перечисленные в пункте 41 Правил. О несчастных случаях, приведших к тяжелым производственным травмам, в течение одного рабочего дня информируем указанные в том же пункте органы и организации после получения заключения организации здравоохранения о тяжести производственной травмы потерпевшего. Расследование несчастного случая на производстве, не относящегося к категории тяжелых, проводим в соответствии с требованиями пункта 18 Правил.

В общем, случилось – расследуем сами  или расследует государственный инспектор труда. Далее, как и положено, руководствуемся инструкцией о порядке заполнения, ведения и хранения документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее –  инструкция).

И тут бац! Незадача! Одним из лиц, допустивших нарушения актов законодательства о труде и об охране труда, технических нормативных правовых актов, локальных нормативных правовых актов, в ходе расследования установлен сам потерпевший и в его действиях установлена грубая неосторожность.

В соответствии с формулировкой, содержащийся в инструкции (взятой, кстати, из постановления пленума Верховного Суда Республики Беларусь):

«Грубой неосторожностью может признаваться несоблюдение потерпевшим элементарных требований предусмотрительности, понятных каждому, а равно и тех требований по охране труда, которым он обучен в связи с выполнением своих трудовых обязанностей, если с учетом конкретной обстановки работающий предвидел возможность наступления вредных для себя последствий, но легкомысленно надеялся, что они не наступят. В частности, грубой неосторожностью может быть признано нахождение потерпевшего в состоянии алкогольного опьянения, либо в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, токсических или других одурманивающих веществ, содействовавшее возникновению или увеличению вреда».

То есть, что такое грубая неосторожность знаем, что в действиях потерпевшего она есть, то же знаем, надо составлять протокол об определении степени вины потерпевшего от несчастного случая на производстве, профессионального заболевания (не будем останавливаться на том, что вина, по нашему законодательству, устанавливается только судом). Надо –  значит надо, открываем главу 4 инструкции и приложение 3 к постановлению, всё, вроде понятно – бери и заполняй.  Читаем инструкцию, а там написано:

«В пункте 1 протокола об определении степени вины потерпевшего от несчастного случая на производстве, профессионального заболевания указываются действия потерпевшего (заболевшего), которые содействовали возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью.

При заполнении используется информация, содержащаяся в пунктах 8, 9, 11 и 13 акта о несчастном случае на производстве формы Н-1, пункта 5 заключения о несчастном случае, составленного государственным инспектором труда, пунктах 8 – 10 и 12 акта о несчастном случае на производстве формы Н-1АС, пунктах 15, 17 и 18 акта о профессиональном заболевании формы ПЗ-1».

То есть, составить протокол об определении степени вины потерпевшего мы не можем без акта о несчастном случае на производстве формы Н-1 и (или) заключения о несчастном случае, составленного государственным инспектором труда (в зависимости от квалификации несчастного случая).

Делаем попытку составить акт формы Н-1 и возвращаемся к протоколу. Открываем главу 5 инструкции и приложение 4 к постановлению, и в пункте 37 инструкции читаем: «При заполнении пункта 14 акта о несчастном случае на производстве формы Н-1 степень грубой неосторожности потерпевшего указывается прописью в соответствии спротоколом об определении степени вины потерпевшего от несчастного случая на производстве, профессионального заболевания».

Так что заполняется сначала – акт о несчастном случае на производстве формы Н-1 или протокол об определении степени вины потерпевшего? Или они заполняются по пунктам – пункт тут, пункт там… или вообще параллельно?

Мало того, возникает ещё вопрос: «А что же такое – степень грубой неосторожности? Что такое грубая неосторожность – знаем, читали. Что такое степень вины – не знаем, но исходя из мнения церкви о том, что каждый из нас грешен, догадываемся. А что такое – степень грубой неосторожности, хрен его (в n-ой степени) знает, но, в соответствии с инструкцией ЭТО (степень грубой неосторожности, а не хрен) надо указывать в акте формы Н-1. Причем, в соответствии с пунктом 18 инструкции «степень грубой неосторожности в процентах устанавливается в зависимости от значимости нарушений, допущенных потерпевшим (заболевшим), для наступивших последствий». Вот только в форме протокола об определении степени вины потерпевшего от несчастного случая на производстве, в его 3 пункте  указывается прописью число процентов степени вины потерпевшего. Так что указывать – степень вины или степень грубой неосторожности? Видимо спецы из  Минтруда, которые больше других должны в этом всём, включая степени, разбираться, заработались и совсем зарапортовались.

И ладно бы, только это. В инструкции и других ляпов хватает, вот например: в пункте 29.3 инструкции  написано «в подпункте 6.3 (акта формы Н-1) следует указывать наименование профессии (должности) по трудовому договору (контракту), гражданско-правовому договору, предметом которого является выполнение работ, оказание услуг и создание объектов интеллектуальной собственности». Вот уж не знал, что в гражданско-правовом договоре указывается наименование профессии (должности), а как же завуалированные трудовые отношения, а может (не может быть!)  Минтруда их поощряет?

Ага, вот ещё из инструкции: «при заполнении пункта 11 акта о несчастном случае на производстве формы Н-1 не допускаются следующие факты:

не установление причины несчастного случая»

Всё, вроде бы понятно, вот только в заключении о несчастном случае, составленном государственным инспектором труда, в разделе 4 заключения «Причины несчастного случая», не единожды доводилось видеть фразу: «Достоверно установить причины несчастного случая не представилось возможным». Или государственному инспектору труда можно или раньше было можно, а теперь нельзя? Или теперь тоже нельзя, но если нужно, то можно?

И таких перлов в инструкции хватает.

А кроме ляпов есть ещё требования Департамента государственной инспекции труда, которые,  иногда, из инструкции не вытекают. К примеру, в инструкции написано, что «в пункте 2 акта о несчастном случаев на производстве формы    Н-1 при заполнении даты несчастного случая месяц необходимо указывать прописью», да, но нигде не написано, что во всех датах в акте формы Н-1 месяц необходимо указывать прописью, а Департамент требует (причём им самим же непонятно на что это влияет).

 Или написано в инструкции, что «в случае отсутствия факта нахождения потерпевшего в состоянии алкогольного опьянения, либо в состоянии, вызванном потреблением наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, токсических или других одурманивающих веществ, в пункте 8 акта о несчастном случаев на производстве формы Н-1 указывается: «не находился (не находилась)». И всё, а спецы Департамента «требуют» указывать документ из учреждения здравоохранения, которым подтверждается, что он был трезв.

А-а-а, наверное, Минтруда тоже поразила неизвестная болезнь, поражающая мозговое (говорят серое) вещество, и она (болезнь), поскольку заразная, ползет вниз по сотрудникам, поражая их, измученных непосильной работой и ответственностью перед нами, в самый инструмент труда – их мозг, ну, конечно, у кого он был. И они, несчастные, думая, что помогают нам, всё больше и больше запутывают все процессы, зависящие от их «компетенции».

А, может я не прав и всё хорошо в Минтруда со здоровьем, просто при разработке нормативных актов они руководствуются теорией хаоса, как основным документом.

А вы как думаете? 

За вашим самочувствием наблюдал Игорь Жук

Оказание услуг

Safework picture

work-safe-live-safe-drive-85341980.jpg

Погода в регионе

pogoda.by
Яндекс.Метрика

Наши партнеры

DMG Group
 © 2017 

 

Google